На главную       Сделать домашней       Сайты IUF на других языках: | | | | | |
Глобальные кампании

Остановить репрессии против профсоюзных активистов в Кимзахстане!


Отраслевые группы

Сельскохозяйственная группа IUF

Специализированная группа молочников

Отраслевая группа сахарников

Социальные сети


LabourStart
Для членских организаций
Для доступа к этому разделу членские организации IUF получают специальные пароли.

Банк документов встреч IUF

Конференция IUF: Укрепление профсоюзного членства


ПрофБанер

Мониторинговая миссия по трудовым правам в Центральной Азии

Профсоюз работников АПК РФ

Профсоюз работников АПК Украины

Профсоюз работников АПК Армении

Межрегиональный профсоюз Новые профсоюзы

Профсоюз пищевиков Финляндии SEL

Профсоюз пищевиков Норвегии NNN - информация на русском и других языках






Пять штрихов к политической биографии Самуила Кроля

Автор – Кирилл Букетов, глобальный координатор IUF по работе в пищевых компаниях. Выступление на конференции «Рабочее и профсоюзное движении России: из прошлого в будущее», Москва, 18-19 апреля 2015 г.

Самуил Яковлевич Кроль – один из тех людей, которые оставили яркий след в истории рабочего движения нашей страны. Его судьба тесным образом связана с возникновением, развитием демократического профсоюзного движения и его разгромом. Так бывает, что одна человеческая судьба оказывается на перекрестке многих исторических перспектив. Именно такой является жизнь Самуила Кроля.


Когда я впервые познакомился с тем, как устроено международное рабочее движение, я практически сразу услышал фамилию Кроля. Она известна очень многим в этом движении, в том числе наши зарубежные коллеги, присутствующие здесь – Рейнер Тосторф и Дан Галлин – независимо друг от друга при встрече со мной ее упоминали. Причем все, кто говорил о нем со мной, ставили акценты по-разному. Для кого-то Кроль – основатель одного из самых радикальных политических профсоюзов – профсоюза пищевиков, для других – единственный советский участник международного социал-демократического рабочего движения 1920-х годов, для третьих – яркая фигура антисталинского сопротивления в ГУЛАГе.

Судьба этого человека уникальна и еще требует серьезного изучения, а пока что я предлагаю вашему вниманию пять штрихов к биографии Самуила Кроля.

Он родился в 1894 году в Могилёвской губернии, потом переехал в Москву со своими родителями, и, фактически, с 1914 года Кроль является профессиональным революционером, как это тогда называли. Выполняет задания РСДРП, примыкает, судя по всему, к группе большевиков. В 1916 году его арестовывают за попытку выполнения одного из партийных заданий и отправляют в ссылку в г. Актюбинск Тургайской области, где он находится до февраля 1917 года. После демократической революции Кроль вместе с другими ссыльными возвращается в Москву, где продолжает работать на разных постах, выполняя поручения партии. Таким образом он попадет на должность секретаря профсоюза кондитеров, а потом, когда этот профсоюз объединяется с другими, становится первым председателем объединенного профсоюза работников пищевой промышленности. Так начинается его биография  казалось бы, достаточно традиционно для многих участников революционного движения.

Традиционно, но не совсем. Обратите внимание, в 1919 году, на момент его избрания председателем отраслевого профсоюза, Кролю всего лишь исполнилось 26 лет, достаточно юный возраст по сравнению с руководителями других организаций, которые создавались в то время. Это можно было бы посчитать проходным фактом биографии, если бы за ним не последовало еще несколько событий, которые делают судьбу этого человека удивительной и такой важной для нас в контексте обсуждаемой конференцией темы.

Первое: под руководством Самуила Кроля советский профсоюз рабочих пищевой и пищевкусовой промышленности вступает в Международный союз (Унион) пищевиков IUF, примыкающий к социал-демократическому, так называемому Амстердамскому интернационалу. Вопреки общей линии партии, жестко указывавшей, что место всех советских профсоюзов – в коммунистическом, контролируемом Москвой, Профинтерне.

Самуил Кроль отстаивает право своего профсоюза самостоятельно решать вопрос о международной принадлежности, аргументируя это необходимостью консолидироваться с широким рабочим движением на международном уровне. С 1922 по 1928 год, до своего отстранения от должности председателя, Самуил Кроль был членом Исполкома Международного союза IUF, то есть единственным членом руководящего органа международного объединения, которое не примыкало к Профинтерну. Амстердамский Интернационал профсоюзов, который был создан независимыми от правительств организациями социалистического и социал-демократического направления, не имеет других таких примеров.

Когда я начал работать в IUF, мне было удивительно слышать отголоски той истории, бурных дебатов, после которых было решено высказать доверие Кролю и принять советский профсоюз пищевиков в международное объединение. Решение это голосовалось было принято незначительным перевесом, и спровоцировало выход нескольких крупных европейских организаций из IUF в 1922 году. Несмотря на то, что прошло много времени, в организации до сих пор нет единого мнения относительно правильности принятого тогда решения. Так же, как и о той роли, которую играл Самуил Кроль в Исполкоме, превращая каждое его заседание в политический митинг.

С середины 1920-х годов в СССР начинается отход от НЭПа и от относительной свободы, которая была предоставлена профсоюзам в начале 1920-х годов. Кроль является одним из противников этой линии и его отстраняют от руководства профсоюзом, отстраняют партийным решением. В 1927 году Самуил Кроль смещен с позиции председателя отраслевого профсоюза. Он был первым отстраненным руководителем отраслевого профсоюза. Вместе с ним своих постов лишились еще несколько лидеров профсоюза пищевиков, они стали той первой профсоюзной группой, которая радикально отстаивала позицию необходимости сохранения демократии в профсоюзном движении и позицию независимости профсоюзов от государственной власти. Расправой над ними заканчивается история независимых профсоюзов России начала века. Начинается процесс смещения руководителей других организаций под разными предлогами, их обвиняют в троцкизме и в том, что они не следуют партийной линии.

Отстранение Кроля происходит относительно бескровно, это даже еще не похоже на репрессии. Кроля просто по партийной линии отправляют в Новосибирск выполнять партийное задание на незначительной хозяйственной должности, и только в конце 1927 года пленум профсоюза фиксирует его уход с должности председателя. При этом за Кролем сохранены (вернее, видимо, по ошибке не отобраны) посты в других выборных профсоюзных органах, в частности  в составе ВЦСПС. В качестве члена ВЦСПС Кроль по собственной инициативе едет из Новосибирска в Москву, где его регистрируют для участия в Восьмом съезде ВЦСПС (декабрь 1928 г.) с правом совещательного голоса.

Далее мы читаем официальную информацию в статье с бравурным названием «Съезд профсоюзов одобрил работу ВЦСПС», подзаголовок: «Из состава съезда исключен троцкист Кроль, выступивший с клеветой на профсоюзы, советскую власть и коммунистическую партию»: «На вечернем заседании съезда профсоюзов… Кроль пытался огласить резолюцию по докладу ВЦСПС, полную троцкистской клеветы на профсоюзы, на советскую власть и компартию. Уже первые пункты резолюции, говорящие о том, что политика ВЦСПС якобы была направленна к возложению всех тягот социалистического строительства только на плечи рабочего класса, положение которого, дескать, поэтому все время ухудшается и что ВЦСПС должен поставить своей основной задачей привлечение троцкистов к руководству профдвижением и страной, вызвали настолько бурное возмущение всего съезда, что Кролю не удалось дочитать до конца своей троцкистской шпаргалки. Съезд единодушно потребовал недопущения голосования этой меньшевистско-троцкистской резолюции… По предложению рабочего шахтера Лысенко съезд принимает постановление о лишении Кроля мандата и об исключении его из состава совета».

По другим источникам известно, что Кроль отказался покидать помещение и пытался продолжить свое выступление. «Ударов тянет Кроля за пиджак, а Фин вырывает блокнот из рук Кроля, что ему, однако, не удается. Кроль заявляет, что он с трибуны не уйдет, покуда не прочтет резолюции. В ответ на совершенно дикие возгласы обступивших его, он кричит: «Хотите бить меня – бейте, я не уйду!» Его силой выдворяют со съезда. Этот эпизод для истории крайне важен, ведь Восьмой съезд – переломный. Зачитанные мной две зарисовки показывают атмосферу этого съезда, который проходил после массового отстранения от своих должностей реальных рабочих лидеров, которых Кроль, судя по всему, требовал вернуть. Но требовать уже не у кого – рабочих лидеров заменили на свору преданных вождю горлопанов. В зале царит ура-патриотический подъем, подавленный и деморализованный Томский пытается спасать свою шкуру, он послушен и покорен. И только Кроль продолжает борьбу, рассматривая трибуну этого съезда как последний рубеж, последнюю баррикаду, на которой он в полном одиночестве тщетно пытается остановить нарастающую вакханалию репрессий против рабочего движения.

За изгнанием со съезда, естественно, следуют арест и ссылка. В ссылках Кроль был несколько раз, неоднократно проявляя себя, судя по сохранившимся доносам стукачей, как талантливый организатор «троцкистского» подполья, в чем ему очень пригодились навыки политической, но и что особенно важно, профсоюзной организаторской работы. И это еще один, третий, интересный штрих. Начиная с 1927 года Кроля заклеймили как троцкиста, и он, судя по всему, от этого клейма не пытался избавиться. Важно, однако отметить, что мы даже не знаем, были ли они с Троцким знакомы, и не видно никаких свидетельств того, чтобы Кроль хотя бы в чем-то поддерживал позицию Троцкого в первые годы советской власти. Тем не менее, с 1927 года Кроль однозначно - один из ключевых участников антисталинского, троцкистского сопротивления в ГУЛАГе. И вот еще две удивительные иллюстрации к жизни Самуила Кроля, к сожалению, уже близкой к завершению.

Голодовка троцкистов на Колыме 1936 года считается одним из самых ярких эпизодов борьбы социалистов и коммунистов против сталинской диктатуры. Это выступление серьезно готовилось, и Самуил Кроль был в числе руководителей подпольной сети, организовавшей эту отчаянную акцию. Есть несколько источников, которые излагают ее предысторию, в частности Михаил Байтальский в своей книжке «Троцкисты на Колыме»: «Надо отдать справедливость истинно революционному духу большинства этого этапа – троцкистов; весь путь от пересылки к порту под эскортом многочисленного конвоя, сопровождался пением старых революционных песен. С большим воодушевлением весь этот этап с обнаженными головами пел «Интернационал», «Вы жертвою пали», «Варшавянку», «Смело товарищи в ногу». В материалах Дальневосточного краевого суда по Севвостлагу НКВД этот факт получил иную оценку: «В городе Владивостоке во время следования на пристань для посадки на пароход организовали контрреволюционную демонстрацию с выкриками контрреволюционных лозунгов и пением «Интернационала» и пением песен с контрреволюциоными припевами».

В сборнике «Хотелось бы всех поименно назвать» (По материалам следственных дел и лагерных отчетов ГУЛАГа) цитируется сообщение одного из осведомителей: «Во время следования к порту организовали контрреволюционную демонстрацию с пением контрреволюционной песни Варшавянки с троцкистским припевом «нам ненавистны сталинские чертоги», Марсельезы и других». Во время демонстрации в порту города Владивостока стоял иностранный пароход и несколько троцкистов перебравшись к краю колонны развернули плакат с лозунгом «Долой Сталина! Да здравствует Троцкий!» и стали выкрикивать «В свободной стране, где пишут, что нет политзаключенных, а политзаключенных ссылают пачками на каторгу. Смотрите вот перед вами коммунисты, большевики-ленинцы, окруженные конвоем фашизма». Обратите внимание - 1936 год, репрессированные коммунисты уравнивают Сталина с Гитлером.

Именно этот этап вышел на коллективную голодовку протеста 12 июля 1936 года против новой политики ГУЛАГа подавлять внутренние протесты в системе с использованием криминальных элементов, использования уголовников, чтобы издеваться и всячески подавлять боевой дух политических заключенных, которых тогда становилось все больше и больше. В голодовке приняло участие более 200 человек. Самуил Кроль был одним из ее организаторов, хотя, казалось бы, вовсе не походил на вождя.

Вот как описывает Кроля Надежда Адольфовна Иоффе: «Кроль был человек тихий, молчаливый и конфликтов не любил. Однако, принципами не поступался. Мне трудно его представить в роли лидера, выступающего на митингах. Играющего ведущую роль в конфликтах зк с администрацией. Уже будучи в Магадане, я слышала, что именно такую роль он играет  и не только в конфликтах, но и в прямых восстаниях. Меня это всегда удивляло. Но не только удивляло, но и радовало. В нем чувствовалась большая внутренняя сила и меня радовало, что он дал ей возможность проявится».

После подавления голодовки несколько ее организаторов, в том числе Самуил Кроль, были привлечены к суду.

Этот судебный процесс – последний штрих в моем повествовании о Кроле. И он тоже удивительный. Было принято решение устроить показательный процесс – публичный суд над троцкистами. Возможно это был последний в истории ГУЛАГа открытый показательный процесс, на который были допущены все желающие. И который обернулся против режима. Вот воспоминания Алексея Яроцкого в книжке «Золотая Колыма». «Мне более или менее известно дело Кроля-Барановского. Кроль был профсоюзным деятелем, кем был Барановский  не помню. Берзин организовал гласный процесс над этими двумя людьми, обвинёнными во вредительстве. В магаданском клубе, где проходил этот процесс, было довольно много народа, подсудимым разрешалось задавать вопросы свидетелям и требовать свидетелей защиты и т.д. Т.е. были элементы гласности и нормального судопроизводства».

В стране страшный 1937 год, самый разгар репрессий. Кроль превращает этот судебный процесс в трибуну для своих взглядов. На вопрос, кого он желает привлечь в качестве свидетелей и какие вещественные доказательства он хочет иметь на суде, Кроль сказал: «Пусть вызовут сюда Эрнста Тельмана и Ларго Кабальеро, они вам скажут, какой я контрреволюционер». А в качестве вещественных доказательств преступлений сталинизма Кроль потребовал принести и положить на пол трупы своих замученных товарищей. Обнаружилось, что Кроль знает кто, когда и где умер во время голодовки, он называл действительные факты и имена, стало ясно, что в его руках были связи со многими политзаключенными, отбывавшими срок на разных приисках Колымы. Путем перекрестных вопросов он заставил свидетелей отказаться от своих показаний, а обращаясь к Берзину, начальнику ГУЛАГа, кричал: «Палач, ты стоишь по шею в крови, ты захлебнешься!» Показательный процесс провалился, но оправдать Кроля и Барановского было нельзя. Их после этого судил при закрытых дверях военный трибунал и, естественно, осудил к высшей мере наказания. Приговор, судя по всему, был приведен в исполнение 6 августа 1937 года.

На этом обрывается жизнь Самуила Кроля, этого удивительного человека, о котором конечно нужно рассказывать не спонтанно и не штрихами. Судьба этого человека для нас очень важна, потому что она – часть нашей истории. И не только истории. Через много-много лет, хотя бы вот таким способом  с экрана  он глядит сейчас в этот зал для того, чтобы напомнить нам о том, что в мире существует ценности и идеалы, за которые следует бороться, и за которые не жалко отдать жизнь.


Дата публикации: 22.09.15


Календарь IUF
Чтобы прочесть более подробную информацию, кликните на названии мероприятия.



Календарь IUF в формате PDF



Яндекс цитирования

Приоритеты
Позиция IUF
Разделы
Фоторепортажи Координационный совет членских организаций IUF в России Координационный совет членских организаций IUF в России

Видео Угрозы нетерапевтического применения антибиотиков в животноводстве Угрозы нетерапевтического применения антибиотиков в животноводстве

Архив глобального сайта IUF
IUF в странах Восточной Европы и Центральной Азии:


Дизайн: Петров Д. Д.
Программирование: Соловьев И.В.