На главную       Сделать домашней       Сайты IUF на других языках: | | | | | |
Мониторинговая миссия по трудовым правам в Центральной Азии

Глобальные кампании



Отраслевые группы

Сельскохозяйственная группа IUF

Специализированная группа молочников

Отраслевая группа сахарников

Социальные сети


LabourStart
Для членских организаций
Для доступа к этому разделу членские организации IUF получают специальные пароли.

Банк документов встреч IUF

Конференция IUF: Укрепление профсоюзного членства


ПрофБанер

Мониторинговая миссия по трудовым правам в Центральной Азии

Профсоюз работников АПК РФ

Профсоюз работников АПК Украины

Профсоюз работников АПК Армении

Межрегиональный профсоюз Новые профсоюзы

Профсоюз пищевиков Финляндии SEL

Профсоюз пищевиков Норвегии NNN - информация на русском и других языках






Повышение реальных заработных плат: необходимое условие экономического роста

15 сентября 2018 года стукнуло ровно десять лет с момент краха банка Lehman Brothers, спровоцировавшего финансовый кризис в США, а следом за ним – череду финансовых и экономических коллапсов в мировом масштабе. В попытке преодолеть спад таким странам как Португалия, Испания и Греция пришлось заплатить весьма болезненную цену – в основном, разумеется, за счет трудящихся, безработных и пенсионеров. И при том на сегодняшний день мировая экономика так и не оправилась. Показатели роста в большинстве регионов остаются зыбкими, не оправдывая прогнозы экономистов и надежды населения.

В чем же дело?

Как растет экономика?

Словарное определение гласит, что экономический рост — это увеличение суммарной стоимости всех произведённых товаров и услуг в национальной экономике за определённый период времени. Т.е. рост валового внутреннего продукта, который может происходить как за счет прироста населения (просто потому, что больше людей и производят больше), так и за счет роста производительности – тогда ВВП растет не только в абсолютном выражении, но и в пересчете на душу населения.

На показатели экономики влияет огромное число факторов. Традиционно их разделяют на три основные группы: факторы предложения (природные и трудовые ресурсы, капитал, инфраструктура, технология и т.д.), факторы спроса (наличие государственного заказа или потребительского спроса), и факторы распределения (эффективное использование ограниченных ресурсов в различных отраслях).

В последние десятилетия господствующая экономическая теория объясняет отсутствие заметного роста производительности (в особенности – в развитых странах) преимущественно факторами предложения, причем весьма специфическими: негибким рынком труда, высокими налогами на бизнес, низким качеством трудовых ресурсов и недостаточной свободой конкуренции.

Фактически, это объяснение предполагает определенную, т.н. «неолиберальную» политическую программу: дерегуляцию трудовых отношений, облегчающую процесс найма и увольнения; разрушение профсоюзов, ограничивающих давление на работников в том числе – в вопросе интенсивности труда и уровня оплаты; снижение налога на прибыль и балансирование бюджета за счет налогов на население и сокращения госрасходов; снижение государственного регулирования во всех сферах, включая лицензирование, экологический и санитарный контроль, охрану труда и пр.; а также заключение максимально широких сделок о «свободе торговли и инвестиций» и приватизацию государственной и общественной собственности и фондов.

Не трудно заметить, что подобная программа реализуется во всем мире уже несколько десятилетий, однако темпы роста на сегодняшний день все же не впечатляют.

Поэтому даже неолиберальные экономисты все чаще вынуждены признавать: спрос является ключевым фактором роста производительности. А спрос означает рост заработных плат.

1950-1970: экономика спроса

Итоги Второй мировой войны (усиление позиций СССР, в котором многие видели альтернативу капитализму, и связанный с победой над фашизмом рост рабочего движения), а также выводы, сделанные из Великой депрессии 1929-1939 годов, крупнейшего кризиса перепроизводства, привели к возникновению модели экономики, основанной на постоянном росте спроса, как государственного (послевоенное восстановление инфраструктуры и последовавшая в годы холодной войны гонка вооружений), так и частного, обусловленного ростом заработных плат.

Последняя тенденция позволила быстро преодолеть послевоенную нищету и привела к возникновению в развитых странах значительной прослойки т.н. «среднего класса» - фактически, рабочих с высоким уровнем жизни, позволявшим владеть жильем, автомобилем, бытовой техникой, давать детям образование.

Наличие спроса подстегивало производство работать на полную мощность. Одновременно рост заработных плат вызывал у компаний стремление сократить трудовые затраты и вкладывать в механизацию и роботизацию, что также увеличивало производительность.

В начале 1970-х правительствам стран ОПЕК удалось взять под свой контроль добычу нефти на своей территории и, следовательно, определять ее объемы и влиять на цены на мировом рынке. В 1973 в результате объявленного ими эмбарго на поставки нефти в ряд развитых стран цены на это сырье подскочили почти в четыре раза. Это вызвало огромный ценовой шок, дефицит сырья и резко затормозило экономику. Между тем, во многих развитых странах в это время был уже на полную запущен «печатный станок»: увеличением объема денежной массы правительства стремились компенсировать рост заработных плат.

Это создало эффект «стагфляции» (от слов «стагнация» и «инфляция»), положивший конец экономике спроса и приведшей к победе идей т.н. «рыночного фундаментализма» или «неолиберализма», с которыми мы имеем дело сегодня.

Каковы последствия?

Реализация неолиберальной повестки имела значительные последствия как для общества в целом, так и непосредственно для трудящихся.

Поскольку зарплаты начинают восприниматься как «издержки», а не как источник спроса, их рост останавливается. Между тем, мир переживает еще несколько серьезных периодов высокой инфляции, прежде всего – в середине 1980-х. Отдельные страны также проходят через подобные периоды. Реальные зарплаты падают и все больше отстают от уровня производительности.

Провозглашенный курс на сокращение издержек за счет заработных плат в условиях растущей глобализации – развития транспорта, коммуникаций, снижения таможенных барьеров и увеличения свободы передвижения капитала – приводит к началу массового перевода производства в поисках дешевого труда из развитых стран в развивающиеся.

В развитых странах это сопровождалось резким усилением антипрофсоюзной политики и дерегуляцией рынка труда. Общим местом стал аргумент, что слишком высокие трудовые гарантии и сильные организации работников препятствуют ведению бизнеса и отпугивают инвесторов.

Привлекает же инвесторов, как утверждалось, низкий налог на прибыль. Это означало перераспределение налоговой нагрузки от компаний к домохозяйствам (через налоги на зарплаты, НДС, транспортный и другие налоги) при одновременном сокращении бюджетных расходов за счет разрушения систем социальной защиты, отказа от гарантий в области образования и здравоохранения, приватизации и коммерциализации общественного обслуживания, коммунальных систем, транспорта.

Все это неминуемо привело к потере большинством населения покупательной способности – и возможности восстановить ее в долгосрочной перспективе, ведь профсоюзные организации лишились значительной доли своих членов и влияния.

Однако быстрого краха экономики и чудовищного кризиса перепроизводства не случилось. Уровень спроса более, чем на два десятилетия был поддержан колоссальным ростом частного долга: потребительские и ипотечные кредиты опутали население и стали ключевой частью финансовой системы. Они подточили и расшатали ее основания, сделав кризис 2008 года, начавшийся с невыплаченных ипотек, таким глубоким.

При этом такие явления как рост неравенства, поляризация, уничтожение среднего класса воспринимаются как неизбежные хотя и печальные последствия глобализации, а не как причина замедления экономики

Куда же идут деньги?

Пока доля заработных плат в ВВП падает, доля корпоративной прибыли в нем растет. Существует теория, что увеличение доходов компаний – за счет снижения зарплат ли, налогов ли – способствует росту экономики, поскольку предприниматели инвестируют излишки средств либо непосредственно, либо вкладывая их в банки.

Однако на деле в современных условиях мы наблюдаем совершенно иную картину. Сокращение зарплат существенно охладило интерес промышленников к вложениям в роботизацию. В свое время Карл Маркс в своем «Капитале» предлагал читателю задаться вопросом: почему в Англии, на родине парового двигателя, в середине XIXвека речные грузоперевозки по-прежнему осуществляются силами бурлаков? И сразу же давал ответ: цена труда этих рабочих настолько ничтожна, что вложение в пароход не окупится. То же самое мы наблюдаем и сегодня, когда миллионы людей по-прежнему заняты ручным трудом за нищенскую зарплату даже на тех производствах, механизация которых давно стала возможной.

Другой тормоз инвестиций – чрезмерная заинтересованность прослойки профессиональных топ-менеджеров в увеличении стоимости акций, поскольку их личное вознаграждение напрямую связано с динамикой биржевого индекса. Это провоцирует такое явление как массированный обратный выкуп корпорациями собственных акций: таким образом искусственно создается спрос, и цена на эти бумаги растет. За десять лет с 2003 по 2012 год 449 компаний из индекса Standard & Poor’s (в который входят 500 акционерных компаний США, имеющих наибольшую капитализацию) использовали 54% своих доходов на выкуп акций на общую сумму 2,4 трлн. долл. США.

С одной стороны, дутая стоимость акций создает спекулятивный пузырь, а с другой подобные финансовые манипуляции ведут к обескровливанию компаний, страдающих от недостатка инвестиций в основные фонды и разработки.

Зарплаты и динамика рынка труда

Поскольку, как подчеркнуто в девизе Международной организации труда, труд человека не является товаром, заработная плата – это не просто цена, которую владелец предприятия платит работнику за использование его рабочей силы на протяжении определенного времени или для производства определенных работ. У нее есть огромное социальное измерение: она обеспечивает жизнь работника (не только как экономического субъекта, но как человека), его семьи и детей. Уровень заработных плат формирует лицо общества: будет ли это общество голодающих бедняков или преуспевающего «среднего класса».

Поэтому и рынок труда принципиально отличается от рынка товаров и услуг. Закон спроса и предложения действует на нем иначе. На рынке товаров снижение цены ведет к росту спроса; поэтому продавцы так часто выставляют залежи товара на распродажу, чтобы сбыть их с рук. Однако снижение заработных плат не ведет к сокращению безработицы.

Когда цена труда падает, владельцы компаний лишь увеличивают свою прибыль (радуясь сокращению «издержек»), но почти не создают новых рабочих мест. Одновременно работники, чтобы справиться с усложнившейся жизненной ситуацией, отправляются искать подработку, или даже полноценную вторую работу. Развивается «овертаймомания», как в 2000-х профактивисты метко назвали зависимость дохода рабочих от доплат за сверхурочные.

Создание новых рабочих мест (как и рост экономики в целом) происходит только в случае увеличения выпуска продукции из-за возросшего спроса со стороны… трудящегося большинства, добившегося повышения реальной заработной платы.


Дата публикации: 15.11.18


Календарь IUF
Чтобы прочесть более подробную информацию, кликните на названии мероприятия.



Календарь IUF в формате PDF



Яндекс цитирования

Приоритеты
Позиция IUF
Разделы
Фоторепортажи Координационный совет членских организаций IUF в России Координационный совет членских организаций IUF в России

Видео Работа Женского комитета IUF: рассказывает Жюли Дюшатель Работа Женского комитета IUF: рассказывает Жюли Дюшатель

Архив глобального сайта IUF
IUF в странах Восточной Европы и Центральной Азии:


Дизайн: Петров Д. Д.
Программирование: Соловьев И.В.